Литература и жизнь

Часто говорят о том, что художественная литература формирует модели поведения, что многие сценарии поведения в обыденной жизни имеют литературные истоки и т.п. Можно вспомнить точку зрения Стендаля, которая тем интересней, что он сам писал романы. Интересно, думал ли он об этом влиянии, когда готовил к печати свои книги? Или думал, что есть романы и романы?

В странах где издается много романов, — в Германии, во Франции и т.д. — даже самая чувствительная женщина в момент полного самозабвения всегда немного подражает «Новой Элоизе» или любому модному роману, ибо она страстно желает понравиться своему возлюбленному. Она с восторгом прочитала этот роман, она не может не воспользоваться хоть немножко фразами, вызывавшими у нее слезы и показавшимися ей необычайно возвышенными. Поэтому в странах, где много романов, естественная прелесть женщин всегда искажена. Надо достичь уже более зрелого возраста, чтобы прощать им все эти побрякушки, различать подлинную страсть там, где она есть, и не оледенеть от всей суетной мишуры, которой пытаются ее украсить. Известно, что любовные письма и зачастую также нежные речи женщин литературно образованных являются лишь набором цитат из их любимых романов. Не потому ли они кажутся менее женственными, чем другие, и столь смешными?

(Стендаль, «Рим, Неаполь и Флоренция», пер. Н. Я. Рыковой)

Реклама